Московская лёгкая атлетика

Федерация лёгкой атлетики Москвы

Мысли после Конференции 12 декабря

Мысли после Конференции 12 декабря

Я активно работал в общественных органах Федерации легкой атлетики города Москвы и ВФЛА с 1997 г., а также в международных комиссиях Европейской легкоатлетической Ассоциации, поэтому имею право вполне объективно оценить то, что сейчас происходит во Всероссийской Федерации легкой атлетики.

12 декабря Конференция ВФЛА наглядно показала несостоятельность ныне действующего президиума принимать адекватные решения в сложившейся форс-мажорной ситуации.

Наиболее правильным, на мой взгляд, было бы решение избрать на два с половиной месяца (до Конференции 28 февраля) рабочий президиум, приняв полную отставку действующего. Это было необходимо, в первую очередь, для того, чтобы определить критерии отбора будущих кандидатов в выборные органы ВФЛА на предстоящую отчетно-выборную конференцию. Но главное, – это помогло бы сдвинуть с мертвой точки весь груз накопившихся проблем.

Ныне действующий президиум, изрядно потрепанный и поредевший, не устраивает никого, кроме себя самого. История с фальшивой справкой для Лысенко – это не случайная ошибка. Махинации и обман, нарушение закона – это вполне осознанная линия поведения нынешних лидеров ВФЛА.

Экскурс в прошлое:

Совсем недавно ВФЛА была одной из лучших спортивных федераций России. А в работе с регионами – лучшая. На Конференции ВФЛА от региональных объединений делегировались руководители спорта субъектов Российской Федерации. Еще пять лет назад в работе Конференции принимали участие в качестве приглашенных лиц представители Министерства спорта и Олимпийского Комитета России уровня заместителей министра и вице- президентов ОКР.

В прошлом году Конференцию посетили руководители департаментов Министерства спорт и Олимпийского Комитета России. На Конференции 12 декабря 2019 г. не было никого.

То, что работа президиума ВФЛА окажется непродуктивной, было ясно с самого начала его избрания, три года назад. В 2015 г. весь состав президиума ВФЛА досрочно ушел в отставку из-за допингового скандала. Никто не стал разбираться в степени вины и ответственности каждого конкретного члена президиума, хотя было очевидно, что речь должна была идти только о штатных работниках Федерации. Ведь именно они были наиболее информированы и в курсе всего, что тогда происходило. В первую очередь, это были И.о. президента Вадим Зеличенок и Генеральный секретарь ВФЛА Михаил Бутов, через которого шла вся переписка с ИААФ и WADA по проблеме допинга.

Однако, по иронии судьбы именно Михаил Бутов в 2015 г. перешел из «старого» президиума в «новый», хотя его вина в том, что произошло с российской легкой атлетикой гораздо более очевидна, чем вина рядовых членов президиума.

В принципе, нас обвиняют в бездействии и вранье. Справка Лысенко – грубая фальшивка, то есть ложь. То, что руководители ВФЛА не знали об этом или не разглядели фальшивку – тоже ложь. И обижаться не на кого, так как в Уставе ВФЛА (глава 7) четко написано следующее:

«7.3. Штатные сотрудники административного аппарата ВФЛА несут персональную ответственность за нарушение антидопингового законодательства.

7.4. Для расследования фактов нарушений антидопингового законодательства и применения мер наказания в отношении лиц, виновность которых установлена, в ВФЛА создается независимая Дисциплинарная комиссия, в компетенцию которой также входит рассмотрение нарушении этических норм поведения».

То, что данная Дисциплинарная комиссия ВФЛА (руководитель Тарасенко Ю.В.) не проводила никакого расследования ясно из того, что в печатных материалах Отчетной Конференции ВФЛА, которые получили делегаты 12 декабря 2019 г., о деятельности Дисциплинарной комиссии не сказано ни слова. Дисциплинарная комиссия – очередная фикция ВФЛА, созданная очевидно для того, чтобы показать всему миру, как мы активно и безапелляционно боремся с допингом.

Кстати, на заседании Президиума ВФЛА (протокол № 10 от 30 июня 2018 г.) было принято Положение о работе другой комиссии – Комиссии по рассмотрению информации о нарушениях антидопинговых правил. Комиссия была утверждена на заседании Президиума 20 июля 2018 г. (протокол 11) в следующем составе: Ю.М. Борзаковский, А.Ю. Крупорушников, А.В. Паркин, М.Н. Трущенкова.

О деятельности этой комиссии мы не найдем ни слова в отчетных материалах конференции ВФЛА 2019 г., ни на официальном сайте Федерации. Видимо, в процессе развития скандала по делу Лысенко вся информация о «засекреченной» работе комиссии таинственным образом исчезла. Это тем более возможно, что по действующему Положению о данной комиссии, она может прекратить свою деятельность по такому же простому решению Президиума ВФЛА, по которому и была создана.

На самом деле, показуха и бодрые рапорты о выполнении и перевыполнении дорожной карты – это и есть бездействие, которое породило ложь. Ложь, в свою очередь, породила бездействие и так до бесконечности.

Когда все это закончится? Не уверен, что 28 февраля…

Все попытки восстановить приостановленное членство ВФЛА в Мировой легкой атлетике (ранее – ИААФ) закончилось приостановлением процесса восстановления и еще может завершиться исключением ВФЛА из мирового легкоатлетического сообщества.

Мы потеряли четыре года! Вернее, спортсмены потеряли целых четыре года!

Конференция 12 декабря продлила процесс агонии ВФЛА еще на два с половиной месяца. Что позитивного может произойти за это время? Ничего!

Президент Мировой легкой атлетики Себастьян Коэ на своей пресс-конференции заявил, что не собирается вступать в какие-либо переговоры с действующей ВФЛА ни по каким вопросам, в том числе и по вопросу предоставления российским спортсменам нейтрального статуса. Это означает, что на предстоящий зимний чемпионат мира в Нанкин никто из российских атлетов не поедет.

Таков закономерный итог работы команды Дмитрия Шляхтина.

К сожалению, в 2015 г. к руководству в ВФЛА пришли люди, не имевшие коммуникативного опыта работы с ИААФ и ЕА, кроме Михаила Бутова, который эту работу уже полностью провалил.

У членов президиума созыва 2015 г. не было соответствующей подготовки и необходимого высокого профессионализма, чтобы решать достаточно сложные вопросы. Поэтому неудивительно, что во главу угла своей деятельности ими была поставлена неправильная задача – восстановление полноценного членства ВФЛА в Мировой легкой атлетике. Какая же правильная? Правильная – искоренение допинга в российской легкой атлетике.

Я считаю, что борьба с допингом не должна сводиться только к наказанию виновных, а порой и невиновных лиц. Борьба с допингом – это, в первую очередь, серьезный анализ причин, по которым мы оказались в допинговом кризисе. Нельзя огульно обвинять всех тренеров или врачей – причины допинговой проблемы лежат гораздо глубже. Надо искать не «кто виноват?», а «почему это происходит?», почему мы до сих пор не можем ничего сделать?

Потому, что нам не верят. Почему не верят – понятно. Мы лжем, изворачиваемся, «прикрываем» допинг, делаем вид, что боремся.

В деле Лысенко никто не задается вопросом: как ответственные штатные работники Федерации в совокупности с ответственными штатными работниками сборной команды России во главе с главным тренером Юрием Борзаковским ПРОСМОТРЕЛИ ТРИ КРАСНЫХ ФЛАЖКА??? Кто-то говорит, что флажков было целых пять! Но уже после одного флажка надо было бить тревогу, ведь Лысенко нерядовой спортсмен. Лысенко, на тот момент, чемпион мира, наиболее вероятный претендент на завоевание олимпийского золота.

Если бы мы не на словах, а на деле боролись с допингом, то после первого флажка эта история с Лысенко и не началась бы. Увы.

Теперь мы можем только гадать, чьи бездействие и халатность, а затем все те же ложь и обман нанесли непоправимый вред российской легкой атлетике.

Полностью засекретив свою работу, президиум ВФЛА отстранил всех членов ВФЛА от какого-либо соучастия в этом процессе. Когда никто ничего не знает и не понимает, легко перетасовать факты, как угодно, легко бездействовать, лгать, уклоняться от ответственности, легко манипулировать людьми и их голосами, легко нарушать закон, легко кричать, что кто-то мешает работать, легко «пудрить мозги» и выдавать желаемое за действительное.

Все это происходило и продолжает происходить.

Меня не пустили на Конференцию 12 декабря. Вернее, сначала пустили, а потом не дали мандат, придравшись, к тому, что в списке членов московской федерации легкой атлетики не были указаны личные почтовые адреса и к тому, что я представил выписку из протокола проведения московской Конференции, а не сам протокол. Такие несущественные замечания можно было бы исправить за полчаса, тем более, что эти документы были мной переданы в ВФЛА заранее. Было бы желание, но желания у руководства президиума ВФЛА не было.

Москву можно недолюбливать и даже не любить. Однако, факт остается фактом: Москва – сильнейший легкоатлетический регион России. Это тот регион, спортсмены которого выигрывают командный зачет, завоевывают больше всех наград на чемпионатах, кубках, первенствах и спартакиадах России, на официальных международных соревнованиях. И в спортивном сезоне 2019 г. нейтральные атлеты Москвы завоевали на чемпионате мира золотую и серебряную медали, на чемпионате Европы среди юниоров до 20 лет – золото и бронзу. Это больше и качественнее, чем у любого региона России.

Поэтому вполне логичная позиция руководства ВФЛА – зачем делегат от Москвы? Он нам нужен? Обойдемся без него.

Москва – единственный регион, который задолго до проведения общероссийской Конференции 12 декабря выразил свое недоверие действующему президиуму ВФЛА.

До начала Конференции представитель Олимпийского Комитета России высказался за отставку руководящих органов ВФЛА, в том числе президиума. В случае невыполнения данного требования ОКР будет рассмотрен вопрос об исключении ВФЛА из членов Олимпийского Комитета России. Эту жесткую позицию полностью поддерживает Федерация легкой атлетики г. Москвы.

К сожалению, Конференция 12 декабря продемонстрировала совсем другое. Так, никого не удивило, что в рабочем президиуме находился абсолютно посторонний человек (то ли нанятый ВФЛА адвокат, то ли юрист), который не стеснялся затыкать рот легитимным делегатам. Да и что стесняться?

На Конференцию не пустили не только меня, но и тех, пусть неаккредитованных членов ВФЛА, в том числе тренеров сборной команды России, которые пришли туда просто послушать, о чем будет идти речь.

На Конференцию не пустили прессу.

Все прошло в строгой секретности, как будто ВФЛА не общественная организация, а закрытая секта. Мы никогда с вами не узнаем: а что все-таки конкретно сделало руководство ВФЛА, чтобы решить проблему допинга? Кроме, конечно, той липовой справки для Лысенко, от которой все сейчас хором открещиваются. Наши спортсмены – Маша Ласицкене, Анжелика Сидорова, Сергей Шубенков имеют большой риск неполучения нейтрального статуса атлета к Олимпийским Играм в Токио.

Внимательно ознакомившись с печатным материалом Отчетной Конференции ВФЛА, я чуть не поймал себя на мысли: как же у нас все хорошо! Бумага все стерпит. Люди – нет. Спортсмены, тренеры? Им небезразлично все, что происходит, вернее то, что ничего позитивного не происходит уже четыре года – целый Олимпийский цикл!

К слову сказать, и другие инициативы президиума ВФЛА не имели успеха. Например, изменения и дополнения, которые ВФЛА внесла в Федеральный стандарт спортивной подготовки по виду спорта легкая атлетика (Приказ Министерства спорта РФ от 20 августа 2019 г. №673) значительно затруднили работу тренеров, осложнили переход спортсменов с одного этапа спортивной подготовки на другой, не ответили на многие вопросы, на которые действительно ждали ответа, иными словами – создали только больше проблем, чем было до этого.

Другая инициатива Андрея Крупорушникова – проект «1000 талантов» – не дал никакого ощутимого результата. Если Федерация так заботится о резерве, то почему 11–12-летние дети получили майки XXL размера? Где все-таки таланты? Почему мы не знаем ни одного имени? Пожалуй, все это было придумано для того, чтобы за счет государства и спортсменов сборной поднять собственный имидж в глазах регионов.

Из года в год количество занимающихся легкой атлетикой уменьшается, сокращается число участников чемпионатов страны, результаты катастрофически падают, почти во всех технических видах легкоатлетической программы отменены квалификационные состязания – не хватает спортсменов.

Официальные российские соревнования потеряли свою зрелищность, проходят при пустующих трибунах, не представляют интереса для средств массовой информации и спонсоров.

Все это должно стать поводом для широкой дискуссии и обсуждения.

Я призываю тех, кто искренне предан легкой атлетике, посмотреть правде в глаза, занять гражданскую позицию, иначе мы просто не имеем права называть себя гражданами России.

Олег Курбатов

Обсуждение закрыто.