Генсек ВФЛА Андрей Конокотин с помощью РУСАДА пытается снять с выборов в ВФЛА – шесть кандидатов

Генсек ВФЛА Андрей Конокотин с помощью РУСАДА пытается снять с выборов в ВФЛА – шесть кандидатов

Завтра, 30 ноября, пройдёт отчетно-выборная конференция Всероссийской федерации лёгкой атлетики (ВФЛА). На ней, в частности, запланированы выборы президента и членов президиума ВФЛА. Временная администрация ВФЛА в лице генерального секретаря ВФЛА Андрея Конокотина, который также является директором по спорту Олимпийского комитета России (ОКР), продолжает предпринимать попытки не допустить на выборы некоторых кандидатов – в пользу действующего президента Федерации триатлона России Петра Иванова и его команды. В том числе – с помощью Российского антидопингового агентства (РУСАДА). Некоторые подробности сообщает Агентство «Весь спорт».

Мы уже писали, что именно Иванов после долгих поисков стал кандидатом от власти на пост президента ВФЛА. И на его избрание брошен весь административный ресурс.

В резонансном документе под названием «Тезисы выступления…» (от 23 ноября) председатель контрольно-ревизионной комиссии ВФЛА Игорь Голованов написал: «В последнее время ко мне поступило 12 звонков от представителей региональных федераций, которые сообщают, что генеральный секретарь ВФЛА Андрей Конокотин обзванивает руководителей региональных спорткомитетов и министерств, с просьбой оказать давление на делегатов от регионов на конференции – голосовать исключительно за делегата на пост президента Петра Иванова».

«По их мнению, данный делегат чуждый и незнакомый легкоатлетической общественности, — продолжил Игорь Голованов в своём письме. – Заявители считают, что в руководство федерации с 2016 года приходят авантюристы и лжецы, профнепригодные лица, не имеющие никакого отношения к лёгкой атлетике, самовлюблённые и наглые. Они дают невыполнимые обещания и оттесняют административным путем элиту спортсменов, тренеров и региональных руководителей, которые положили свою жизнь на развитие и процветание лёгкой атлетики, которые успешны своими достижениями в лёгкой атлетике и на постоянной основе, ежедневно будут трудиться в федерации на посту президента».

Эти эмоциональные комментарии подтверждаются собственными данными Агентства «Весь спорт». Нам рассказывают о звонках из ОКР, министерства спорта РФ и (якобы) администрации президента РФ с жесткими требованиями в пользу кандидата Иванова: отозвать выдвинутого кандидата (в том числе, на пост президента); поменять делегата на конференцию «на правильного»; зайти «правильному» делегату перед конференцией, которая будет проходить в здании ОКР на Лужнецкой набережной, к президенту ОКР.

Не будем делать вид, что такое в российском спорте происходит впервые. Однако впервые в эти мелко-пакостные разборки временная администрация ВФЛА, благодаря своим покровителям, вовлекла – даже РУСАДА.

В распоряжении Агентства «Весь спорт» оказался ответ РУСАДА на запрос г-на Конокотина о «кандидатах на выборные должности, возможно, причастных к нарушению антидопинговых правил и/или имеющих связь с лицами, являющимися нарушителями антидопинговых правил». Судя по ответу РУСАДА, запрос делался в отношении шести конкретных человек: Михаил Храмов, Михаил Гусев (кандидат в президенты), Александр Бухашеев, Сергей Ночевный, Павел Воронков и Сергей Синелобов.

Напомним, что на выборные должности в ВФЛА (президент, члены президиума и контрольно-ревизионной комиссии) зарегистрированы 64 человека. (Четыре из пяти кандидатов в президенты и один из шести кандидатов в члены контрольно-ревизионной комиссии также претендуют на членство в президиуме).

Агентство «Весь спорт» не имеет исходного письма – от г-на Конокотина. С ответом РУСАДА вы можете ознакомиться на фото. Читая его, хочется понять два момента. Первый: а что же именно ответило РУСАДА на запрос г-на Конокотина?

Документ, подписанный и.о. генерального директора РУСАДА Михаила Буханова, честно говоря, поражает. Кажется, последние три года из недр этой (ставшей действительно независимой и профессиональной) организации, не выходил такой некомпетентный и тенденциозный документ. Зная, какие крутые профессионалы работают в отделе расследований РУСАДА, использованные формулировки вызывают недоумение. Ребята копать умеют, информацией владеют – и просто не могли не знать или не узнать то, что лежит на поверхности.

По трём фамилиям – Гусев, Ночевный, Воронков (все они являются менеджерами спортсменов) – указано: «требуется уточнение периода сотрудничества». Непонятно, в чем была проблема – уточнить? Во Всемирной легкоатлетической ассоциации (World Athletics), где менеджеры зарегистрированы, в ВФЛА, да хоть у самих менеджеров или их спортсменов?

Смешно, что у Гусева и Воронкова причиной подозрений, претензий и, может быть, санкций, является – олимпийская чемпионка по прыжкам в высоту Анна Чичерова. Это, похоже, уникальной история, равной которой нет в спортивном агентском бизнесе. Судя по запросу г-на Конокотина и ответу г-на Буханова, в день финала Олимпийских игр в Пекине (конкретно – 23 августа 2008 года), где Чичерова выиграла бронзовую медаль и, как было признано позже, нарушила антидопинговые правила, у неё было сразу два менеджера, которые тогда и всегда конкурировали между собой – Гусев и Воронков.

Лично нам для уточнения информации, когда и с кем работала Чичерова, потребовалось меньше часа. В 16.49 написали олимпийской чемпионке в Whats App, а в 17.25, после некоторых уточнений, сформировались финальные ответы. В помощь РУСАДА: Чичерова работала с Гусевым с 1999 года до января 2019 года (де-юре, а де факто – до июня 2018 года), а с Воронковым – не работала никогда. То, что Воронков поделился с Чичеровой контактами организаторов международных соревнований, которым она должна была вернуть призовые – это не работа. Чисто профессиональная или даже товарищеская, дружеская помощь. Мало ли, кто с кем и о чем разговаривал или переписывался? Может быть, ещё интимные связи вспомним? Тут по кандидатам на выборные должности в ВФЛА – большой простор для совместных расследований РУСАДА и полиции нравов 😊

При этом, оставаясь объективными, не можем не уточнить: и у Гусева, и у Воронкова за десятилетия работы в лёгкой атлетике число клиентов, признанных виновными в нарушении антидопинговых правил, гораздо больше, чем одна Чичерова. Но в мире нет ни одного легкоатлетического менеджера (работающего дольше года и более чем с одним спортсменом), у которого не было бы клиентов-допингистов.

Аналогичная ситуация (по нулевому уровню проработки темы) с ответом по Храмову и Бухашееву. К Храмову может быть глобальная претензия – он возглавлял Федерацию лёгкой атлетики Республики Мордовия в те годы, когда там творил Виктор Чёгин. Но ставить ему в претензию сотрудничество с имевшими допинговые косяки Екатериной Завьяловой (Поистоговой), Елизаветой Гречишниковой, Дарьей Пищальниковой (равно как и Бухашееву – с Алишером Эшбековым) – это демонстрировать незнание российских реалий и собственный непрофессионализм (или предвзятость). Храмов и Бухашеев были указаны в документах тренерами названных спортсменов (давайте «по чесноку») – чтобы получать прибавку к зарплате за их достижения. Спортсмены тренировались в других регионах и у других тренеров.

Формулировка по Сергею Синелобову – особенно доставляет. Цитата из ответа РУСАДА: «Являлся ответственным за антидопинговую работу в ВФЛА. Работал под руководством Балахничева В.В. (президент ВФЛА до 17.02.2015), в настоящее время обвиняемого в нарушении уголовного законодательства Франции по факту коррупции в IAAF». (IAAF – Международная ассоциация легкоатлетических федераций, которая ныне называется – Всемирная легкоатлетическая ассоциация, World Athletics).

По данным Агентства «Весь спорт», Синелобов на последнем этапе правления Балахничева, когда уже запахло жареным, являлся лишь – секретарём антидопинговой комиссии ВФЛА. При этом, он, естественно, подчинялся не напрямую Балахничеву, а – председателю комиссии. А председателем антидопинговой комиссии ВФЛА был не кто иной, как – первый вице-президент ВФЛА (а в 2015 году – и.о. президента ВФЛА) Вадим Зеличёнок. Кстати, об этом факте своей богатой биографии в отечественной лёгкой атлетике (а он был и главным тренером сборной России, и генеральным секретарём ВФЛА, и вице-президентом и первым вице-президентом ВФЛА…) г-н Зеличёнок в анкете для кандидатов на выборные должности в ВФЛА скромно умолчал. Забыл? Или стыдно?

И тут возникает второй момент, касающийся переписки г-на Конокотина и РУСАДА: почему запрос и ответ касался только шести кандидатов на выборные должности в ВФЛА?

У г-на Конокотина не появилось вопросов в отношении г-на Зеличёнка? Разве не он отвечал за антидопинговую работу в ВФЛА? Не он работал под непосредственным руководством Балахничева на протяжении 21-го года? Не он может и даже должен подозреваться в коррупционных отношениях с IAAF? – в том числе, возглавляя с 1999 по 2017 годы Московский региональный центр IAAF, который, судя по всему, имел прямые финансовые взаимоотношения с IAAF (ныне World Athletics). Странно, не правда ли, учитывая, что имя, статус и деятельность Зеличёнка в российской лёгкой атлетике гораздо более выпуклые, чем у скромного секретаря антидопинговой комиссии Синелобова?

А почему у г-на Конокотина не возникли вопросы по Михаилу Бутову, который при Балахничёве на протяжении многих лет был генеральным секретарём ВФЛА, который – по Уставу – отвечает за международное взаимодействие? Разве Бутов не участвовал в переписках с IAAF, связанных с нарушением российскими спортсменами антидопинговых правил? Или – по олимпийской чемпионке 1980 года Людмиле Черновой, чья дочь Татьяна Чернова признана дважды нарушившей антидопинговые правила и лишена двух олимпийских медалей? Разве Всемирный антидопинговый кодекс не уравнивает ответственность родителей и менеджеров? Почему, в соответствие с одними и теми же документами, к кандидатам – разный, выборочный подход? Нет ли тут коррупции, как минимум, интеллектуальной?

В принципе, из 64-х человек, зарегистрированных кандидатами на выборные должности в ВФЛА, минимум половине можно предъявить антидопинговые претензии – например, по линии региональных федераций (где были нарушения спортсменов) или работе под руководством Балахничева (на общественных началах или, тем более, за зарплату). Интересно, а в тот период, когда сам г-н Конокотин занимал пост заместителя министра физической культуры, спорта и работы с молодежью Московской области, ни у кого из подмосковных легкоатлетов не было нарушений антидопинговых правил? Если были – может быть, г-на Конокотина стоит удалить из ВФЛА?

Кстати, по статусу и функционалу самого г-на Конокотина в ВФЛА возникли серьёзны сомнения. В письме от 23 ноября председатель контрольно-ревизионной комиссии ВФЛА Игорь Голованов, изучив и представив документы, приходит к выводу: «Все действия гражданина Евгения Юрченко после его увольнения 28 июля 2020 года, такие как: принятие на работу ВФЛА сотрудников (Гришина, Абрамова, Лотарева, Конокотина, Черкашина и иных лиц) и заключение с ними трудовых договоров, выдачу доверенностей, осуществление иных властно-распорядительных действий после своего увольнения 28 июля 2020 года подпадают под ст. 330 Уголовного Кодекса РФ – самоуправство».

Нет сомнений, что завтрашняя конференция ВФЛА пройдёт весело. Её последствия (прежде всего, юридические) – непредсказуемы. Подмётное письмо РУСАДА наверняка будет использовано, чтобы не допустить до выборов неугодных кандидатов. Наказание невиновных и награждение непричастных – формула известная, понятная и в российском спорте работающая. В отношении ВФЛА и российской лёгкой атлетики нет никаких иллюзий. Нейтральный статус – наше клеймо, как минимум, до Олимпийских игр 2024 года.

Самое обидное, что на наших глазах в тартарары летит авторитет РУСАДА. Российские спортивные власти получили, что хотели, устроив провокацию с уходом из РУСАДА Юрий Гануса и Маргариты Пахноцкой – ручную, управляемую и смешную структуру. Такие времена: решают серые клерки с юридическим образованием.

Обсуждение закрыто.